Главная Новости Статьи Эксперты Календарь событий Издания О проекте
Главная Новости Статьи Эксперты Календарь событий Издания О проекте

Статьи

Международный медицинский кластер: открыта первая клиника

30.03.2019
Сайфетдинова Влада Валериевна
Медицинский директор Международного медицинского кластера

— Влада Валериевна, расскажите, пожалуйста, как родилась идея создания международного медицинского кластера в России?

— В 2012 году президент России в своем послании поставил задачу обратить особое внимание на медицину, найти способы ускоренного развития технологических возможностей с учетом современных трендов. В течение трех лет идея рассматривалась на уровне федеральных законодательных органов, а в 2015 году вышел федеральный закон No160 об ММК, создавший правовое поле для реализации начинания. После этого активную деятельность по воплощению проекта в жизнь взяло в свои руки правительство Москвы во главе с мэром С. С. Собяниным.

Концепцию проекта мы, Фонд Международного медицинского кластера, разрабатывали совместно с Boston Consulting Group, выделив ряд направлений в отечественной медицине, требующих внедрения современных разработок. В первую очередь было важно иметь возможность использовать самые передовые и инновационные препараты и методы лечения именно в онкологии.

— Отраслевые кластеры создаются сейчас во многих городах мира. Чем ММК похож на зарубежные медицинские кластеры и в чем его отличия?

— Действительно, кластеризация — современный тренд, который позволяет на одной территории объединить большое количество участников из разных сфер и вместе создавать инновации.

Примеров кластерной политики в мире довольно много — медицинский комплекс Ибн-Сина в Дубае, биомедицинский кластер Кобе в Японии и другие.

Обычно кластерные организации получают доступ к рынку услуг, при этом приглашенные участники таких проектов действуют строго по тем правилам, которые существуют в кластере. Это подразумевает получение лицензии на деятельность в стране, на территории которой он расположен.

К сожалению, полностью перенести такую схему работы в нашу страну не представляется возможным из-за правовых ограничений.

Определенный выход был найден в реализации норм ФЗ-160, давшего возможность участникам нашего проекта работать в рамках разрешительной документации своей страны и четко исполнять все нормы и правила при оказании медицинской помощи (стандарты, протоколы и т.д.). Такая система уникальна — реализуется только в России.

Очень важно, что в ММК будут перенесены протоколы и стандарты стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), это развитые страны с медициной высокого уровня. Задача Фонда ММК — отбирать наиболее передовые и востребованные практики, осуществляющие быстрый трансфер знаний и технологий со всего мира в нашу страну.

Иностранные участники имеют право работать в России, не проходя в ней дополнительного лицензирования. Мы проверяем наличие у них всей необходимой разрешительной документации и лицензий на практическую деятельность, принятую в их государстве. Своих специалистов (врачей, медицинских сестер, менеджмент) участники могут приглашать на работу в кластере без численных ограничений и квот.

Стоит отметить, что перечень стран ОЭСР ограничен — туда входят только страны с наиболее развитой экономикой и медицинскими технологиями.

— Известно ли уже о каких-либо конкретных протоколах лечения, которые начнут применяться на территории ММК в ближайшее время? Входит ли в планы информировать врачей на местах (в других российских клиниках) о том, что в нашей стране теперь доступна та или иная технология?

— На самом деле, наше медицинское сообщество состоит из квалифицированных специалистов, которые следят за новинками в сфере их профессиональных интересов. Как правило, отечественные клиницисты знают, какой метод лечения из существующих в мире является наиболее современным и подходящим в конкретной ситуации, но специалисты не всегда имеют право их реализовывать в России на законных основаниях.

Как только клиники ММК начнут работать, о действующих в них протоколах врачи смогут прочитать на нашем сайте — эта информация будет открыта для каждого.

— Будет ли возможность у наших соотечественников устроиться на работу в ММК?

— Российские граждане имеют все законные основания работать в кластере. Согласно концепции, порядка 25–30 % сотрудников клиник ММК будут составлять иностранные специалисты. Они сыграют роль носителей знаний — будут вести обучающие курсы, занимать менеджерские должности, руководить процессом. Но основная часть персонала будет набираться из числа российских специалистов.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о том, как представители других стран будут вести обучение российских врачей.

— Наши партнеры уже сейчас, на стадии проектирования зданий их госпиталей, задумываются об отборе российских врачей для стажировок. Речь идет о долгосрочных курсах длительностью в полгода-год. За этот период они нацелены передать россиянам основы производства, медицинскую культуру, стандартные операционные процедуры, принципы общения с пациентами. Внимание будет уделяться обучению и административных работников, и врачей, и медицинских сестер.

Ни для кого не секрет, что средний медперсонал в России не имеет таких же полномочий, как зарубежные коллеги. И вся система профессиональной подготовки медсестер не дает таких обширных знаний, как это принято в других развитых странах.

Поэтому организаторы ММК будут стремиться поднять престиж этой профессии и дать необходимые знания талантливым медицинским сестрам для работы по международным стандартам.

Наши участники, которые прошли подтверждение экспертного и наблюдательного совета, планируют за период реализации проекта (2,5–3 года) обучить большое число российских медработников по стандартам израильским, корейским и других стран.

Еще одна важная задача кластера — увеличить проникновение английского языка в отечественное медицинское сообщество: мы планируем в ближайшее время запустить курсы медицинского английского. Это расширит возможности работы с международными экспертами и облегчит доступ к первоисточникам в сфере науки. Кроме того, это послужит хорошим стимулом для молодых специалистов: обладая необходимым языковым минимумом, они смогут развить новые компетенции при помощи зарубежных учителей.

— Образовательные программы будут оформлены как обучение в ординатуре, курсы повышения квалификации или как-то иначе?

— Это может быть и ординату- ра, и курсы по отдельным узким направлениям — например, по методам УЗ-диагностики. Форматы курсов также будут предложены разные, в том числе симуляционное обучение в уже открытом диагностическом корпусе кластера, учебные программы на рабочем месте, в госпиталях и по обмену.

В симуляционном классе эксперты будут проводить занятия по широкому кругу дисциплин: нейрохирургии, общей хирургии, реаниматологии, патологии взрослых и детей.

Наш первый участник, клиника «Хадасса Медикал» (Hadassah), уже проводит стажировки для российских врачей в материнском учреждении в Иерусалиме. Несколько наших специалистов находятся там. Также запланированы стажировки российских врачей в южнокорейском госпитале Bundang, у нашего следующего участника. Планируется, что это будет «Умный госпиталь будущего» и он заработает примерно через три года.

— Каковы будут критерии отбора врачей для работы и стажировок на базе кластера?

— Пожалуй, основной критерий — это желание. Готовность стать членом международной команды, правда, зависит еще и от практического владения английским языком.

Мы как Фонд ММК осознаем трудности в этой сфере и, как я уже сказала, в рамках нашей образовательной программы в этом году запускаем блок курсов медицинского английского. Там у российских врачей будет возможность подтянуть свои знания по языку в целом и усовершенствовать владение профессиональным английским.

— Мы уделили много внимания вопросам практической медицины и образования. А что нового ММК привнесет в сферу науки?

— Конечно, задача возрождения НИОКР в медицине тоже ставится перед кластером. Под это выделена территория, и сейчас мы работам над ее развитием. Мы выясняем, в каких технологиях, методиках, препаратах и оборудовании особенно остро нуждается наша страна.

При заключении договора с ММК руководители зарубежных клиник заявляют, что совместно с российскими партнерами будут продолжать те исследования, которые они проводят на базе материнских компаний. В частности, уже есть такая договоренность с клиникой «Хадасса», лидером в области онкоисследований; инвестор на это выделил специальный бюджет. Руководить проектом в России будет главный онколог Израиля.

— Таким образом, приоритет — исследованиям в области онкологии или все отрасли планируется развивать в равной степени?

— При разработке концепции кластера мы изучали вопросы, которые в первую очередь требуют системных решений со стороны организаторов здравоохранения. В ходе такой работы выяснилось, что медицинский туризм в России в большой степени развит именно среди онкобольных — такие пациенты составляют 33 % всех обращающихся за помощью за рубеж. В основном причины их отъезда связаны с тем, что за границей им могут быть предложены препараты и технологии, которые в России еще не зарегистрированы.

— На ваш взгляд, причина такого «отставания» кроется в юридических аспектах?

— Не только, но регуляторика играет здесь важную роль. Регистрация медицинских средств, появляющихся не в нашей стране, занимает какое-то время. Да и внесение изменений в схемы лечения или клинические рекомендации не столь оперативно, как хотелось бы врачам.

За рубежом система другая: решения принимаются на уровне ассоциаций специалистов. Если методика прошла клинические испытания и доказала свою эффективность для пациентов, вопрос выносится на обсуждение врачебной ассоциацией, утверждается ею и интегрируется в протоколы и стандарты.

Сейчас и министерство здравоохранения, и правительство думают о том, как эти процедуры ускорить. И мы надеемся внести в этот процесс свою положительную лепту.

— Вы говорили о главном онкологе Израиля, который уже ведет активное сотрудничество с Россией. Известно ли о других мировых «звездах», у которых можно будет поучиться в кластере?

— Большие стационары ММК начнут действовать через 2,5–3 года, когда завершатся проектирование и строительство площадок для них. По мере приближения к открытию можно будет рассказать об этом в лицах, называя фамилии конкретных ученых.

О работе клиники «Хадасса» мы имеем возможность говорить предметно, так как ее диагностический и check-up-центр уже начал принимать пациентов.

— Реализация проекта, наверное, не обходится без трудностей?

— Если рассуждать глобально о сферах, где потребуется много работы, то это, пожалуй, кадры. Как и во многих других отраслях, в медицине главный ресурс — это человеческий капитал. Нужны инструменты передачи навыков и знаний.

Разумеется, для слаженной работы необходимо грамотно управлять системой. По этой причине нашей первой образовательной программой, реализуемой в ММК совместно с голландскими партнерами, стал менеджмент. Хотелось бы перенять у зарубежных организаторов здравоохранения лучшие управленческие схемы. Важно также правильно организовать процесс обучения врачей и медицинских сестер. Строительство и оборудование в настоящее время не представляют проблемы.

На самом деле, мы стараемся воспринимать любые сложные, затруднительные вопросы как руководство к действию. Кроме того, нам помогает и правительство Москвы, и министерство здравоохранения, и другие заинтересованные ведомства. Все осознают важность этого проекта.

— Какие задачи ставят организаторы ММК перед собой на ближайший год?

— Мы продолжаем создавать образовательную программу: в Сколкове уже проводятся международные конференции. Программа планируется обширная, врачи могут ознакомиться с перечнем курсов и мастер-классов на нашем веб-сайте.

Активно ведем переговоры с зарубежными клиниками, представители которых выразили интерес к проекту. Наша задача — отбирать привлекательные для российского здравоохранения предложения и сопровождать клиники до оценки экспертным и наблюдательным советами.

 

НАШИ ПАРТНЕРЫ